Лютеранство в Санкт-Петербурге в XVIII веке

На территории, которую сегодня занимает Санкт-Петербург, первые лютеранские церкви были построены в начале XVII в. На карте Ниеншанца, составленной Мейером в 1698 г., в районе, где Охта впадает в Неву, обозначены два лютеранских храма: шведский - на левом берегу Охты и немецкий - на правом ее берегу.

Оба направления лютеранства - немецкое, включая немецко-балтийское, и ингерманландское - являются культурными и религиозными доминантами Санкт-Петербурга с момента его основания. Очевиден их вклад в образ Петербурга как наиболее европейского города России. Не менее очевидно и влияние Петербурга на укоренение лютеранских традиций в русской культуре. С годами это влияние привело к тому, что Петербург стал признанным центром российского лютеранства. Первоначально становление лютеранской общины Петербурга происходило благодаря усилиям правительства, которое стремилось привлечь к строительству столицы немецких и финских специалистов и рабочих. После того как в 1702 г. правительство Петра I гарантировало лютеранам России свободное исповедание веры, поток немецких и финских мастеровых, инженеров, педагогов, врачей и военнослужащих на российский Северо-Запад не ослабевал. Первая половина XVIII столетия стала «золотым» временем для петербургского лютеранства. За это время в Петербурге возникли пять немецких, одна шведская и одна финская лютеранские общины.

Первая лютеранская церковь Петербурга. В самой Российской столице первая церковь, объединявшая лютеран и евангелистов-реформатов, - церковь Св. Петра, - была организована в 1704 г. при доме вице-адмирала Российского флота, голландца по происхождению, Корнелиуса Крюйса (1657—1727). Знаменитый русский флотоводец стал первым патроном лютеранской общины Санкт-Петербурга. Дом Крюйса вместе с пристроенной к нему церковью находился в Немецкой слободе, на том месте, где к нынешней Миллионной улице примыкает Марсово поле. На церковные службы в церковь собирались христиане-евангелисты различных национальностей. Однако основу прихода церкви Св. Петра составляли немцы. В 1710 г. именно общине немцев-лютеран К. Крюйс передал храм Св. Петра в собственность.

Петришуле. В том же 1710 г. в доме вице-адмирала Крюйса при церкви Св. Петра была открыта школа, ставшая одной из самых известных в Петербурге, - Петришуле. В разное время в этой школе учились композитор М. П. Мусоргский, архитекторы К. И. Росси, К. А. Тон, А. Н. Бенуа, А. X. Пель, выдающийся врач-педиатор К. А. Раухфус, историк и участник Отечественной войны 1812 г. генерал А. И. Михайловский-Данилевский, анатом, врач и педагог П. Ф. Лесгафт, поэт Д. И. Хармс.

Своим высоким статусом Петришуле обязана многим поколениям немецких воспитателей и пасторов, работавших в Петербурге. Но создателем ее устоев и организационных принципов должен быть назван пастор церкви Св. Петра А. Ф. Бюшинг. Он заложил фундамент той Петришуле, которая стала позднее широко известна. Для него, учившегося в Галле, образцом во многих отношениях стала школа, некогда устроенная в этом городе. Интересно, что большинство пасторов, служивших в церкви Св. Петра в XVIII в., сохраняли связь с Галле. А. Ф. Бюшинг внес много нового в учебные планы. Хотя преподавание в Петришуле велось на немецком языке, русский был в числе обязательных предметов. При А. Ф. Бюшинге в программу обучения православных учащихся был включен православный Закон Божий. Основную группу среди учащихся ооставляли лютеране - немцы, шведы и финны. Тем не менее Петришуле была открыта и для представителей других христианских вероисповеданий. По уставу школы они лишь освобождались от занятий по лютеранскому катехизису. Так, в 1765 г. в Петришуле было 203 ученика-немца и 67 русских учеников.

Под руководством директора школы и при его непосредственном участии публиковались «Ученые записки и известия из России, издаваемые евангелическо-лютеранской школой в Санкт-Петербурге». В издававшихся Бюшингом бюллетенях на немецком и русском языках сообщалось о нововведениях в школе, которую он назвал «Школа языков, художеств и наук». Бюшинг руководил школой с 1761 по 1765 г. Успехи Петришуле произвели впечатление на царский двор, и в 1764 г. Екатерина II решила взять школу под личное покровительство. Спустя 20 лет указом императрицы Петришуле была переименована в Главное немецкое училище и определена образцовой немецкой школой. На ее опыт должны были равняться все другие немецкие школы России. В 1836 г. Петришуле получила право выдавать своим выпускникам государственные аттестаты гимназического образца.

Петрикирхе. После смерти Крюйса главой и покровителем лютеран Петербурга был избран генерал русской армии граф Б. фон Миних (1683—1767). Годы его патронажа над лютеранскими общинами столицы стали периодом настоящего расцвета лютеранской жизни Петербурга. Благодаря своему влиянию при дворе Б. фон Миних добился того, чтобы правительство Петра II подарило столичной лютеранской общине земельный участок для строительства нового храма и церковной школы. Этот участок примыкал к Невскому проспекту и находился между Большой и Малой Конюшенными улицами. Проект храма - двухэтажного каменного здания с деревянной башней - создал сам граф Миних. Храм на новом месте был заложен в июне 1728 г. и освящен во имя Святых апостолов Петра и Павла (Невский пр., 22). Строительство церкви продолжалось ровно два года и завершилось в июне 1730 г. Среди петербуржцев за храмом Святых Петра и Павла прочно закрепилось название Петрикирхе. Спустя пять лет на этом участке были построены еще два дома: один - для церковнослужителей, другой - для Петришуле. Б. фон Миних находился на посту патрона лютеранской общины Петербурга до государственного переворота и вступления на трон императрицы Елизаветы Петровны, т. е. до 1741 г. Вскоре после смены власти люди из окружения Елизаветы обвинили графа Миниха в измене. Он был лишен всех постов и сослан. Проведя в сибирской ссылке 20 лет, после смерти Елизаветы граф Миних вернулся в Петербург и снова был избран покровителем лютеран российской столицы.

В ведении Петрикирхе находилось учрежденное в 1722 г. указом Петра I Волковское кладбище (наб. реки Волковки, 3). Хотя кладбище называлось лютеранским, на нем хоронили не только лютеран, но и других неправославных христиан. Всего за XVIII—XIX столетия на Волковском кладбище было сделано более пяти тысяч захоронений.

Церковь Св. Марии. К числу первых лютеранских храмов Санкт-Петербурга относится и финская церковь Св. Марии (Большая Конюшенная ул., 6а). Ее история восходит к 1703 г., когда по повелению Петра I в Петербурге был создан шведско-финский лютеранский приход. Членами этого прихода стали преимущественно ремесленники, прислуга, батраки и домохозяйки. Церковь располагалась в небольшом деревянном доме, построенном в Финских шхерах между Невой и Мойкой. В 1734 г. на участке, подаренном общине Российским правительством и расположенном на Большой Конюшенной, был выстроен храм. Однако в 1745 г. шведско-финская община раскололась надвое - на шведскую и финскую общины. Некогда общий храм остался во владении финнов и был освящен во имя Св. Марии. В 1803 г. обветшавшее здание снесли, и на его месте по проекту архитектора Г. X. Паулсона началось строительство каменного храма. Строительство продолжалось два года и закончилось в 1805 г. Это здание, частично перестроенное в конце XIX в., мы можем наблюдать сегодня на Большой Конюшенной улице.

Церковь Св. Анны. Вскоре после образования общины Св. Петра в столице была создана вторая немецкая лютеранская церковь - церковь Св. Анны. Об этой церкви упоминает в своем «Описании города Петербурга» Л. Ю. Эренмальм, который посещал российскую столицу в 1710 и в 1712 гг. Первоначально она находилась на территории Петропавловской крепости, но позднее была переведена в район Литейного двора. Здесь на 4-й Артиллерийской улице (ныне Кирочная ул., 8) лютеранской общине был выделен участок земли, на котором в 1720 г. появилось деревянное церковное здание на 300 мест. Первым патроном общины стал граф Яков фон Брюс, курировавший производство оружия и Бергколлегию. В 1735 г. община у Литейного двора перешла под покровительство графа Б. Миниха, являвшегося к тому времени патроном церкви Св. Петра на Невском. Тогда же было принято решение достроить новое здание для храма Св. Анны, в котором община просуществовала до 1775 г. В 1775—1779 гг. по проекту члена церковного совета общины архитектора Ю. М. Фельтена (1730—1801) на месте прежнего здания было построено новое, более просторное, рассчитанное на 1500 мест. В нем община прожила до 1936 г. В петербургском лютеранстве община Св. Анны всегда была второй после Петрикирхе как по численности, так и по социальному составу. Среди прихожан церкви Св. Анны преобладали представители средних слоев петербургской немецкой диаспоры. В свои лучшие времена община достигала численности 12 тыс. человек.

В 1735 г. по инициативе пастора общины Иоанна Леонарда Шаттнера при церкви было открыто училище Св. Анны (Анненшуле). (Последнее здание, построенное для этой школы, находится на Кирочной ул., 8а.) Так же как и в Петришуле, в Анненшуле все учебные предметы преподавались на немецком языке. Анненшуле принимала на обучение детей, принадлежавших различным христианским конфессиям. В конце XIX в. в Анненшуле входили мужская и женская гимназии, реальное училище, начальная и подготовительная школы, сиротский дом. Анненшуле имела огромную популярность в городе. Количество учащихся в ней достигало 1800 человек. Среди выпускников школы Св. Анны были этнограф Н. Н. Миклухо-Маклай, юрист А. Ф. Кони, востоковед В. В. Струве.

Шведская лютеранская община. В XVIII в. в лютеранской жизни Петербурга заметную роль играла шведская община. На территории, которую занимает Петербург, шведы селились задолго до основания города. Первая шведская лютеранская община на этой территории была основана в Ниеншанце в 1640 г. После основания Петербурга члены общины переселились в новую российскую столицу. К началу 30-х гг. XVIII столетия в российской столице насчитывалось около 2000 шведов, из которых 800 были военнопленными. Исторические документы свидетельствуют, что у пленных шведов существовал собственный лютеранский приход, который располагался на Петербургской стороне рядом с Татарской слободой. Но центром религиозной и общественной жизни шведов в то время был уже упоминавшийся шведско-финский приход на Большой Конюшенной улице. После раскола этого прихода на две самостоятельные общины - финскую и шведскую - перед петербургскими шведами встала проблема строительства собственного храма. Она была решена в 60-е гг. XVIII в. В 1767—1769 гг. по проекту архитектора Ю. М. Фельтена шведская столичная община построила каменный храм на 300 мест, освященный в честь Св. Екатерины (Малая Конюшенная ул., 1).

Лютеранские общины Васильевского острова. Одним из центров лютеранской жизни Петербурга с 20-х гг. XVIII в. являлся Васильевский остров. В учреждениях и службах, располагавшихся на острове, - в таможне, в Академии наук и в морском порту, - в то время работало много иностранцев-лютеран. Первоначально большинство из них посещало службы в доме вице-адмирала Крюйса. Однако, для того чтобы участвовать в богослужениях, они должны были постоянно переправляться с одного берега Невы на другой. Вот почему в 1728 г. василеостровские лютеране отделились от общины Св. Петра и организовали самостоятельную общину. В первые.годы ее существования богослужения проводились в частном доме на углу 2-й линии и Большого проспекта Васильевского острова.

Специфически петербургским видом дохода общины был налог, взимаемый с каждого корабля, заходившего в петербургский порт и приписанного евангелическо-лютеранской стране. Накопив необходимую сумму денег, в 1768 г. община приступила к строительству каменного здания храма. Его проект безвозмездно разработал архитектор Ю. М. Фельтен. Место для возведения новой церкви было выбрано на углу Большого проспекта Васильевского острова и 1-й линии (Большой пр. В.О., 1). Фасад нового храма, выходящий на Большой проспект, был украшен четырехколонным портиком и скульптурами апостолов Петра и Павла. Строительство продолжалось почти три года. В 1771 г. новая церковь на 1100 мест была освящена в честь Св. Екатерины - небесной покровительницы императрицы Екатерины II. Со временем приход Св. Екатерины стал самым большим лютеранским приходом на Васильевском острове и четвертым по численности в Петербурге. В 1756 г. при храме была открыта школа. В XIX в. численный состав прихода Св. Екатерины достигал восьми тысяч человек. Как один из наиболее влиятельных лютеранских приходов города, он не был обойден вниманием властей. Патроном общины Св. Екатерины с 1831 по 1844 г. являлся генерал А. Бенкендорф - начальник жандармерии и Третьего отделения.

Приходу Св. Екатерины было приписано Смоленское лютеранское кладбище (наб. реки Смоленки, 9) - одно из самых больших кладбищ Петербурга. Первые сведения о нем относятся к 1747 г. Так же как и Волковское кладбище, Смоленское было предназначено для захоронений неправославных христиан - не только лютеран, но и католиков, евангелистов-реформатов и членов Англиканской Церкви. К 1917 г. общая площадь кладбища достигла 15 гектаров. За все время его существования на нем было сделано от 25 до 30 тысяч захоронений.

Лютеранские церкви при учебных заведениях. В 30-е гг. XVIII в. в Петербурге при учебных заведениях открылись две лютеранские церкви.

В 1732 г. на Васильевском острове в здании Первого кадетского корпуса, бывшего прежде дворцом князя А. Меншикова, была организована церковь Св. Михаила (Средний пр., 18). Присутствие лютеранской церкви в стенах этого военного училища объяснялось тем, что среди кадетов было немало лютеран - детей лифляндских и эстляндских дворян. Число верующих, принадлежавших общине Св. Михаила, непрерывно возрастало, главным образом за счет того, что церковь кадетского корпуса посещали лютеране других частей Васильевского острова. Рост числа прихожан позволил общине в 1767 г. выстроить во дворе корпуса новый, более просторный храм, в котором приход благополучно просуществовал более 70 лет. Община Св. Михаила была единственной в Петербурге, которая не создавала своего церковного совета, поскольку управлялась непосредственно руководством военного училища.

Второй школьный лютеранский храм - церковь Св. Георгия - начал действовать в 1733 г. при Инженерной школе, преобразованной в 1800 г. во Второй кадетский корпус. Церковь Св. Георгия сначала находилась в помещениях школы на набережной реки Ждановки, 11—13. В 1797 г. Инженерная школа вместе с храмом была переведена в новое здание (Большая Спасская ул., ныне ул. Красного Курсанта, 14—18). В этом здании церковь просуществовала до 1917 г.

В самом конце XVIII столетия в Петербурге был открыт третий школьный лютеранский храм - часовня при Павловском кадетском корпусе (Московский пр., 17).

Лютеранские церкви в пригородах столицы. XVIII в. был временем активного развития лютеранских приходов в окрестностях столицы. Доминирующие позиции здесь принадлежали ингерманландским общинам. После того как в 1721 г. Российское правительство официально подтвердило право лютеран на свободу вероисповедания, количество финских лютеранских приходов стало стремительно расти. Если в начале 20-х гг. их было 13, то в 1740-е вокруг Петербурга насчитывалось столько приходов церкви Ингрии, сколько их было здесь до начала Северной войны.

В Кронштадте специально для иностранцев, приезжавших в Петербург по служебным делам, в 1718 г. была построена церковь Св. Елизаветы. Приход этой церкви составляли моряки, ремесленники и купцы из Голландии, Швеции, Германии и Англии. В 1760-х гг. в окрестностях Петербурга появились и первые немецкие поселения. 110 семей, приехавших в те годы из Бранденбурга и Виртемберга в Россию, образовали лютеранские общины в Новосаратовке, Средней Рогатке и на правом берегу реки Ижоры. В 1762 г. в Ораниенбауме на средства немецкого придворного прихода была построена церковь Св. Елены. С 1789 г. лютеранские богослужения начали регулярно проводиться в Павловске. Местная немецкая община арендовала для этой цели оранжерею. В 1794 г. она же построила в Павловске первую лютеранскую церковь, которая прослужила до 1875 г. Со второй половины XVIII в. немецкие лютеранские общины существовали также на Старой Муринской дороге (ныне район Гражданки) и в Лахте. К концу XVIII в. немцы составляли почти половину всех иностранцев, проживавших в Петербурге и пригородах. По вероисповеданию четверть среди прибывавших в Петербург были католиками, три четверти - протестантами, в подавляющем большинстве - лютеранами.

 Лютеранство в Санкт-Петербурге в XIX — начале XX века

К началу XIX в. в Петербурге действовало 13 лютеранских церквей. 11 из них были немецкими, по одной церкви имели финская и шведская общины. При Александре I в Россию вновь были приглашены немецкие переселенцы. Как и в XVIII в., многие из них оказались в Петербурге и его окрестностях. В 1809 г. 18 немецких семейств основали на левой Стороне дороги из Ораниенбаума в Красную Горку Кронштадтскую колонию; в 1812 г. возникли Стрельнинская и Ораниенбаумская колонии; в 1834 г. - Александринская (вблизи Петергофа); в 1842 г. - Кипеньская; в 1849 г. - Петергофская. Всего же в 1849 г. немецкого протестантского населения по уездам и городам Санкт-Петербургской губернии (кроме Санкт-Петербурга) насчитывалось 11420 человек, а в самом Санкт-Петербурге - 58430 лютеран. В 1879 г. в Санкт-Петербургской губернии действовало 55 евангелическо-лютеранских церквей и 16 молитвенных домов. Колонисты успешно вписались в петербургскую жизнь, стали неотъемлемой ее частью.

Устав Лютеранской Церкви России. 

Рост лютеранских общин в России привел к тому, что в 1819 г. правительство образовало Генеральную Консисторию по делам евангелических приходов, которая находилась в ведении Министерства внутренних дел и подчинялась императору. За образец была взята германская модель церковно-государственных отношений. В 1832 г. правительство Николая I провозгласило образование Евангелическо-Лютеранской Церкви в России и объявило о даровании этой Церкви Устава, который официально регламентировал статус лютеранского вероисповедания. Таким образом, лютеранство в России получило статус государственной Церкви, и в соответствии с российскими законами император стал главой этой Церкви.

В национальном отношении лютеранство в России делилось на три равные по численности группы - немцы, эстонцы и латыши. Тем не менее вся официальная церковная документация велась на немецком языке. В административном отношении Устав делил Лютеранскую Церковь России на пять консисториальных округов: Санкт-Петербургский, Московский, Курляндский, Лифляндский и Эстонский. Каждый из этих округов, в свою очередь, делился на пробства - небольшие епархии, имевшие не менее трех приходов. Для подготовки лютеранских пасторов и богословов в 1802 г. в Дерптском (ныне Тартуском) университете был открыт теологический факультет. Высшей инстанцией Лютеранской Церкви России являлась Генеральная Консистория, находившаяся в Петербурге. Государственная власть взяла под полный контроль деятельность Генеральной Консистории. Ее президенты назначались императором, а члены Консистории утверждались министром внутренних дел из числа кандидатов от разных округов. Приходские пасторы избирались и назначались из лиц, окончивших богословский факультет университета и выдержавших особый экзамен в Консистории. Пасторы-иностранцы допускались к служению только с разрешения министра иностранных дел, при этом они могли проповедовать и учить в школах, но стать штатными пасторами лютеранских приходов они могли не иначе, как по принятии русского гражданства. На момент образования Евангелическо-Лютеранской Церкви России в ней насчитывалось более 400 приходов. Хотя Устав и ограничивал возможности самоуправления Лютеранской Церкви и ставил ее в значительную зависимость от государства, он, тем не менее, способствовал укреплению ее материальной базы. У лютеранских общин появились возможности для строительства новых храмов и реконструкции старых. Этот порядок существовал до 1924 г., когда единая Лютеранская Церковь России разделилась на Немецкую Евангелическо-Лютеранскую Церковь и Евангелическо-Лютеранскую Церковь Ингрии, а также на отдельные русские, эстонские, латышские и другие приходы.

Храмовое строительство в первой половине XIX в. 

Одним из первых лютеранских храмов, построенных в Петербурге после принятия нового церковного Устава, была церковь при Шуваловском дворце. Она была создана в 1834 г. по проекту архитектора Александра Брюллова - брата известного живописца Карла Брюллова. В течение XIX - начале XX столетия церковь в Шуваловском парке неоднократно перестраивалась, а после Октябрьской революции 1917 г. была практически полностью разрушена.

Гораздо более известной работой того же архитектора стал проект новой церкви Св. Петра на Невском проспекте, 22—24. К 1820-м гг. прежний храм Св. Петра обветшал и требовал реконструкции. В 1833 г. старое здание церкви Св. Петра, в котором община прожила более ста лет, снесли. На его месте по проекту А. Брюллова заложили новый храм. Строительство продолжалось пять лет и завершилось в 1838 г. А. Брюллов создал самую большую лютеранскую церковь России, которая вмещала до трех тысяч человек и была богато декорирована. В живописном оформлении ее внутреннего пространства принял участие Карл Брюллов. Для церковнослужителей в те же годы слева и справа от храма были построены два симметричных трехэтажных здания, выходящих фасадами на Невский проспект. Свой современный вид эти здания приобрели в 1910 г., когда их надстроили двумя этажами. Реставрация церкви Св. Петра укрепила ее ведущую роль в петербургском лютеранстве. После завершения строительства в Петрикирхе были размещены основные службы Генеральной Консистории Лютеранской Церкви России. Община церкви Св. Петра стала еще более многочисленной. В 1860-е гг. ее численный состав достигал 18 тыс. человек, что свидетельствовало о непрерывном росте немецкой диаспоры Петербурга. Церковь Св. Петра была тем местом, где проводились наиболее торжественные богослужения, в которых часто принимали участие представители других евангелических церквей столицы. Авторитет общине Св. Петра в русском лютеранском движении придавало и то обстоятельство, что в XIX в. патронами общины были зять и племянник императора Николая I - Георг и Константин Ольденбургские.

Образование новых общин.

 В 1839 г. произошли большие перемены в жизни одного из самых популярных лютеранских приходов Петербурга - прихода Св. Михаила. В связи с ликвидацией церкви в Первом кадетском корпусе община Св. Михаила разделилась на три группы - немецкую, эстонскую и латышскую. Немецкая группа, как самая большая и наиболее активная, стала правопреемником прихода и сохранила его имя. Спустя два года эта группа впервые в истории общины Св. Михаила избрала церковный совет, перед которым была поставлена задача построить собственный храм. Однако решение этой задачи растянулось на три десятилетия. Наконец, в 1871 г. в результате огромных усилий община обрела постоянный адрес. Она получила под строительство церкви долгожданный земельный участок, расположенный на углу Среднего проспекта и 3-й линии Васильевского острова. Возведение церкви Св. Михаила на этом участке началось в 1875 г. и закончилось ее освящением в конце 1876 г. Построенный в псевдоготическом стиле, храм Св. Михаила с его высокой башней и стрельчатыми окнами стал одной из архитектурных доминант Васильевского острова.

Финская церковь Св. Марии во второй половине XIX в. 

В 70-е и 90-е гг. XIX в. дважды перестраивалась финская церковь Св. Марии на Большой Конюшенной улице. Реконструкции были вызваны ростом финской общины, который стал особенно заметным после 1809 г., когда Финляндия присоединилась к России. С середины XIX в. в Петербург на заработки стало приезжать все больше финнов. Особенно много их было на петербургских заводах Путилова, Лесснера и Нобеля. Кроме того, в столице проживало много финских ремесленников, извозчиков и домработниц. Все вместе они составляли основу прихода Св. Марии. Старый храм уже не мог вмещать всех желавших участвовать в богослужениях. Надо отметить, что община Св. Марии на протяжении столетия непрерывно увеличивалась. Если в 1826 г. к ней было приписано 6540 прихожан, то к началу XX в. здесь числилось 15 тыс. финнов и 2400 ингерманландцев. Наряду с Хельсинки, Турку и Тампере Петербург стал одним из центров финской культуры. Прихожане церкви Св. Марии составляли самую большую финноязычную общину в Евангелическо-Лютеранской Церкви России. В 1820 г. при церкви Св. Марии была образована школа. В ведении общины были два приюта, богадельня и открытое в 1845 г. финское кладбище.

Шведская лютеранская община во второй половине XIX в.

 В первой половине XIX в. в жизни столичной шведской общины произошли существенные изменения. Уже в конце XVIII в. у церковного совета Св. Екатерины возникла идея построить на церковном участке, принадлежавшем шведской общине, доходные дома и сдавать их в наем. Эта идея стала осуществляться с начала 1800-х гг., когда главным пастором церкви Св. Екатерины был Карл Таваст. Постепенно шведские доходные дома заняли на Большой Конюшенной улице почти половину квартала. Заработанные таким образом деньги дали общине возможность открыть в 1824 г. шведскую школу, а в 1832 г. создать денежный фонд для бедных. Но главное - это дало возможность построить для церкви новое здание. Строительство нового храма на месте прежней церкви стало делом всей жизни главного пастора общины Сандта, который прослужил в этой должности с 1835 по 1881 г. Здание церкви Св. Екатерины на 1200 мест было возведено в 1863—1867 гг. по проекту архитектора К. К. Андерсона.

Временем расцвета шведской евангелическо-лютеранской общины стала вторая половина XIX столетия. По переписи 1869 г. в Петербурге проживало более 5 тыс. шведов, большинство из которых были членами прихода Св. Екатерины на Малой Конюшенной улице. К началу же XX столетия шведов в столице насчитывалось более 6 тыс. Прихожанами церкви Св. Екатерины были архитектор Ф. И. Лидваль, танцовщик П. Ю. Юхансон, члены семьи Нобелей. Во второй половине XIX в. шведская община Петербурга открыла бесплатную больницу. В это же время к зданию церкви Св. Екатерины был пристроен зал, сдававшийся в наем. В нем проходили литературные вечера знаменитого кафе «Бродячая собака». В соседнем с храмом здании были организованы Шведский клуб и приют для бедных детей. При церкви Св. Екатерины также во второй половине XIX в. были открыты три школы: две трехклассные - для мальчиков и для девочек - и воскресная школа. По такой же схеме были организованы школы и при финской церкви Св. Марии.

Лютеранские приходы в пригородах Санкт-Петербурга во второй половине XIX в.

 В XIX в. несколько новых лютеранских церквей было возведено в пригородах Петербурга. В Царском Селе в 1818 г. был построен деревянный храм Преображения Господня (Набережная ул., 4). Он прослужил местной немецкой общине более сорока лет, пока здание не пришло в негодность. В 1860 г. прихожане решили заложить рядом со старым храмом новый, каменный. Он был освящен в апреле 1865 г. Богослужения в новой церкви Преображения проводились на немецком и латышском языках.

Еще один лютеранский храм на 198 мест был построен в 1877 г. в Павловске (угол Широкой и Госпитальной улиц). Его возвели на месте сгоревшего в 1875 г. деревянного храма.

В конце 1850-х гг. от многонациональной кронштадтской лютеранской общины Св. Елизаветы отделилась эстонско-шведско-финская община. В 1869 г. на средства прихожан этой общины в память великого князя Николая Александровича была выстроена церковь Св. Николая (ул. Ильяминова). К этой церкви были приписаны не только жители Кронштадта, но и эстонцы Сестрорецка, Ораниенбаума и Петергофа. На тех землях, где расположен Павловск, с XVII в. находился ингерманландский лютеранский церковный округ Славянка. К концу XIX в. это был самый большой в Петербургской губернии округ, насчитывавший около 12 тыс. прихожан. Первая лютеранская церковь была открыта здесь в 1641 г. В 1803 г. в Славянке выстроили другую церковь, которая функционировала до 1883 г., пока финская община не решила построить новый, более вместительный храм. В 1885 г. новая, рассчитанная на 1110 мест церковь была освящена во имя Св. Екатерины.

Латышский приход. К середине XIX в. в национальном составе петербургского лютеранства произошли существенные изменения. С конца XVIII в. в Петербурге начали расти диаспоры прибалтийских народов - латышей и эстонцев, которые традиционно исповедовали лютеранство. Первые лютеранские службы на латышском языке состоялись в 1801 г. в немецкой церкви Св. Михаила на Среднем проспекте Васильевского острова, в доме 18. С организации этих служб в Петербурге началось становление латышской лютеранской общины. Большинство членов общины принадлежали к беднейшим слоям петербургского общества - солдатам и рабочим. Поэтому долгое время петербургские латыши-лютеране не могли построить собственный храм. С 1835 г. за общиной был закреплен постоянный пастор. Им стал В. Книриема, служивший капелланом в Гвардейском корпусе. После реорганизации церкви Св. Михаила, предпринятой в 1839 г., латышская община вынуждена была искать поддержки в проведении своих богослужений в различных лютеранских храмах города. Лишь восемь лет спустя у общины появились средства на строительство собственной церкви. Проект латышской лютеранской церкви Христа Спасителя (Загородный пр., 62/1) был разработан архитектором В. Е. Морганом. Строительство продолжалось два года и завершилось в 1849 г. На долгие годы церковь, вмещавшая 400 человек, стала одним из основных центров латышской диаспоры Петербурга. Через два года после открытия церкви при ней была учреждена школа, количество учащихся в которой достигало 500 человек. В 1859 г. в приходе Христа Спасителя числилось более 2 тыс. латышей. К концу же XIX столетия к приходу было приписано почти 6 тыс. членов латышской диаспоры. Однако латыши не были единственной национальной группой в приходе Христа Спасителя. Около четверти всех прихожан составляли немцы. По этой причине службы в церкви проходили не только на латышском, но и на немецком языке.

Кооперация различных национальных групп в организации церковной жизни - характерная черта петербургского лютеранства. История Петербурга содержит немало свидетельств, когда различные национальные лютеранские общины города стремились к сотрудничеству друг с другом. В результате возникали многоязычные приходы. К таким, в частности, относились немецко-латышский и эстонско-финско-шведский приходы в Кронштадте, немецко-финско-эстонский приход Св. Николая в Гатчине (пр. Павла I). Известно также, что в 90-е гг. XIX в. в составе шведского прихода Св. Екатерины насчитывалось около 200 немцев-лютеран. Специально для них в календарь богослужений были включены службы на немецком языке.

Эстонский приход. О существовании в Петербурге небольшой эстонской лютеранской общины известно с начала XVIII в. Как малочисленная петербургская диаспора, эстонцы в то время не имели собственного храма и кооперировались в проведении церковных служб с петербургскими финнами. В 1786 г. центр эстонской лютеранской жизни переместился в немецкий храм Св. Михаила на Среднем проспекте, 18, где службу в качестве пастора начал этнический эстонец Е. Хофман. С его приходом в общину Св. Михаила у петербургских эстонцев появилась надежда на проведение церковных богослужений на их родном языке. С того времени и до реорганизации церкви Св. Михаила эстонские службы в лютеранском храме Первого кадетского корпуса были регулярными. Церковь Св. Михаила, в стенах которой сформировались латышская и эстонская лютеранские общины Петербурга, была закрыта в 1839 г. Эстонской общине пришлось в течение почти 20 лет снимать временные помещения для проведения богослужений. Средств на возведение собственной церкви не хватало, потому что эстонская, так же как и латышская, община по своему составу была ближе к малообеспеченным социальным низам петербургского общества. Лишь в 1859 г., получив финансовую поддержку от правительства и других лютеранских общин России, эстонская лютеранская община города смогла приступить к возведению собственного храма. Участок, выделенный под застройку, находился в районе Театральной площади (Офицерская ул., ныне ул. Декабристов, 54). С учетом того факта, что эстонская община Петербурга стремительно росла, архитектор Г. Э. Боссе предложил проект одной из самых больших лютеранских церквей города. В 1860 г. первая эстонская церковь российской столицы была освящена во имя Св. Иоанна. Поскольку значительную часть прихожан церкви составляли немцы, богослужения в церкви Св. Иоанна поочередно проводились на двух языках - эстонском и немецком.

В конце XIX - начале XX столетия эстонская лютеранская община была одной из самых многочисленных и быстро растущих евангелических общин Петербурга. Стремительный рост столичной эстонской общины начался сразу же после отмены в России крепостного права. С 1869 по 1910 г. численность эстонцев в Петербурге увеличилась с 4 до 23 тыс. Значительные диаспоры эстонцев возникли в этот период и в пригородах столицы. В 1880-е гг. в Гатчине эстонцев насчитывалось около 4 тыс., в Царском Селе и Павловске - более 300 человек.

Немецко-русский приход. Наконец, к 1870-м гг. в Петербурге была сформирована немецко-русская лютеранская община. Ее центром стала построенная в 1872—1874 гг. церковь Св. Марии (угол Кронверкского пр. и Сытнинской ул.). Это была первая лютеранская церковь на Петроградской стороне. Активное участие в ее организации принимали Генеральная Консистория Евангелическо-Лютеранской Церкви России и Фонд поддержки евангелическо-лютеранских общин. Первые пять лет службы в церкви Св. Марии проходили на немецком языке. В 1879 г. община начала проводить и русские службы. Организацией русских служб Генеральная Консистория рассчитывала вовлечь в церковную жизнь тех обрусевших лютеран, которые из-за языкового барьера не могли принимать участие в немецких богослужениях. Таковых в Петербурге в 1909 г. насчитывалось более 3 тыс. человек.

Лютеранские школы. В ХIХ столетии в Евангелическо-Лютеранской Церкви в Петербурге сложилась развитая школьная система. Практически в каждой общине существовала своя школа. Лютеранские церковные школы различались по типу - от гимназий и реальных училищ до элементарных школ для обучения чтению и письму. Подавляющее большинство таких школ принадлежало немецким лютеранским приходам. Школы создавались и содержались исключительно на их средства. Структурно и организационно петербургские лютеранские школы ориентировались на церковные школы Германии. Однако содержательно их программы практически не отличались от программ соответствующих учебных заведений России. В большей части немецких лютеранских школ учебный курс длился не менее 6 лет. После завершения обучения выпускники получали те же права, что и выпускники остальных учебных заведений Российской Империи. Долгое время лютеранские школы находились под автономным управлением лютеранского духовенства. Но в конце XIX в. они были переданы в ведение Министерства народного просвещения. Причина такого решения правительства заключалась в том, что программы лютеранских церковных школ не ограничивались только подготовкой детей к конфирмации. Большинство этих школ работало по программам либо гимназий, либо реальных училищ. Но и при таком порядке за лютеранскими пасторами было сохранено право наблюдать за тем, как в школах организовано религиозное образование и воспитание.

Кроме двух самых известных лютеранских учебных заведений, созданных в XVIII в., - Петришуле и Анненшуле, - евангелическими приходами Санкт-Петербурга к середине XIX в. были организованы еще четыре школы. В 1843 г. открыла свою церковную школу эстонская община Св. Иоанна. К началу XX столетия эта школа была пятиклассной. В ней училось более 200 человек. В 1897 г. при школе было организовано Эстонское общество молодых людей лютеранского вероисповедания. Общество ставило своей целью укрепление христианских нравов среди эстонской молодежи. Кроме школы церкви Св. Иоанна, в начале прошлого столетия в столице работали восемь начальных школ Эстонского образовательного общества. В 1901 г. на средства прихожан церкви Св. Екатерины на Васильевском острове было построено новое здание для школы и детского приюта (Большой пр. В.О., 59). В 1910-х гг. в состав этой школы входили женская гимназия, реальное училище, торговая и подготовительная школы.

В 1851 г. латышская община Иисуса Христа организовала школу для детей своих прихожан. Школа работала по программе реального училища, т. е. давала ученикам практические профессии. К началу XX в. в латышской школе числилось более пятисот учеников. В XIX в. было открыто несколько лютеранских школ и в пригородах Санкт-Петербурга. Среди них приходские школы в Царском Селе, в Павловске и Хиетамяки, а также училище при евангелическо-лютеранской Церкви Св. Петра в Петергофе.

Нельзя не отметить вклад Лютеранской Церкви Петербурга в становление системы коррекционной педагогики в России. Так, в 1860 г. в Петербурге впервые в России было открыто училище для глухонемых, а в 1882 г. - школа для слепых детей. В обоих случаях у истоков создания этих школ стоял епископ Евангелическо-Лютеранской Церкви России Генрих Дикгоф.

В развитии петербургских приходских школ, принадлежавших Церкви Ингрии, существовали свои особенности. В течение длительного времени Лютеранская Церковь была единственным просветителем ингерманландцев, организовывала конфирмационные и воскресные школы и сельские библиотеки, способствовала сохранению компактности финских приходов. В своей просветительской деятельности Церковь Ингрии ориентировалась на литературный финский язык. Сначала она пользовалась изданными в Финляндии церковными книгами. Но уже в XIX в. в Петербурге работали три финские типографии, а две финские книжные лавки распространяли литературу на финском и шведском языках.

Первая финская школа в Ингерманландии появилась в 1785 г. близ Гатчины, в деревне Малое Колпино, по распоряжению наследника престола, будущего императора Павла I. В 1839 г. в приходе Хиетамяки была основана еще одна финская сельская школа. В 30—50-е гг. XIX в. в Ингерманландии при активной поддержке Лютеранской Церкви, связывавшей с просвещением населения успехи финского национального движения, было основано около десяти начальных школ. Толчком в развитии школьного образования стало возникновение в Колпанах в 1863 г. учительской семинарии, сыгравшей важную просветительскую и культурно-историческую роль в жизни ингерманландского населения. Целью семинарии была подготовка кистеров и учителей приходских школ в ингерманландских евангелических приходах. Курс обучения был рассчитан на 3 года. Семинаристам преподавались, кроме Закона Божия, финский и русский языки, арифметика, геометрия, естествознание, география, история, педагогика, рисование. Большое значение семинария придавала церковной музыке и пению. Для поступления в семинарию необходимо было иметь музыкальные способности, так как предполагалось, что учитель приходской школы должен быть одновременно и органистом, и кантором в церкви. Воспитанники, окончившие семинарию, распределялись в финские приходские школы в качестве учителей. За время своего существования с 1863 по 1919 г. Колпанская семинария подготовила около 200 учителей. Потребность в таких учителях была велика. К началу XX в. на территории Ингерманландии насчитывалось 34 финноязычных лютеранских прихода, а количество прихожан достигало 120 тысяч.

Социальное служение. В христианском мире лютеранство снискало себе широкую известность благодаря развитой системе церковной социальной работы - диаконии. Петербургское лютеранство на протяжении трехсот лет своей истории организацией акций помощи бедным и обездоленным способствовало укреплению такой репутации. В каждом приходе существовала своя система попечительства о бедных, больных и престарелых. Первые программы диаконического служения лютеранских церквей Петербурга появились в середине XVIII столетия и были связаны с общиной Св. Анны. В конце 1760-х гг. на средства общины в столице был построен первый лютеранский приют для вдов и сирот. С тех пор помощь лютеранских общин нуждающимся постоянно росла. В 1784 г. община Св. Анны организовала еще один приют для сирот. В 1788 г. при церкви Св. Петра был учрежден первый немецкий церковный благотворительный союз. Прежде всего с диаконической целью в 1798 г. была образована лютеранская община Св. Марии при городских богадельнях у Смольного.

В XIX в. диаконической деятельностью были охвачены все лютеранские приходы Петербурга. Самая влиятельная лютеранская община в городе - немецкая община Св. Петра - открыла в 1820 г. Воспитательный дом для мальчиков-сирот из числа прихожан. В 1841 г. такой же дом был открыт для девочек. Лютеранские общины и союзы организовывали и строили многочисленные дома для престарелых, госпитали и больницы, детские дома и пансионаты для инвалидов. В XIX столетии в столице стали возникать лютеранские фонды и организации, систематически занимавшиеся христианской благотворительностью. Одним из первых подобных фондов был организованный в 1832 г. по инициативе пастора шведской церкви Св. Екатерины Э. Эрстрема специальный денежный фонд для помощи беднякам. В 1843 г. немецкая община Св. Петра учредила союз помощи бедным. Спустя 10 лет примеру церкви Св. Петра последовала община церкви Св. Анны. В 1869 г. при этой церкви был учрежден союз помощи бедным прихожанкам.

При немецкой церкви Св. Екатерины в Санкт-Петербурге в 1855 г. возник союз по оказанию помощи неимущим мужчинам. В 1875 г. здесь появилось такое же общество для женщин. Прихожане активно помогали пасторам в их начинаниях, что являлось выражением ясно осознаваемого чувства ответственности лютеран за свою общину. В 1885 г. церковь Св. Петра учредила «сообщество для доставления квартир неимущим» членам общины.

В 1864 г. лютеране организовали в Санкт-Петербурге дом защиты и спасения падших и поставленных нравственно под угрозу девушек и женщин. Дом получил название «Магдалиниум». В 1903 г. официально утвержденный устав Евангелического общества защиты женщин предоставил им широкие возможности, в частности, в применении законных средств по защите от плохого обращения, подавления и оскорблений. Средства для своей деятельности общество получало от добровольных пожертвований, взносов евангелических приходов, германского посольства, государственного секретариата Финляндии. Таким же межцерковным и межнациональным стал учрежденный в 1891 г. Евангелический союз религиозного и нравственного попечения протестантов Санкт-Петербурга.

Во многих общинах существовали приюты. Таковыми были приюты для мальчиков - в приходах при церквях Св. Петра, Св. Анны, Св. Екатерины (немецкой); приюты для девочек - в приходах при церквях Св. Петра, Св. Марии, Св. Екатерины (шведской), Иисуса Христа (латышской); приюты для престарелых женщин - в приходах при церквях Св. Иоанна, Св. Анны, Св. Петра, Св. Екатерины (шведской), Св. Екатерины (немецкой). В Гатчине существовал немецкий приют для сирот немецкой, эстонской и финской общин города. Почти все приюты имели свои сиротские школы, в которых преподавали члены общины. В Новосаратовке лютеранской общине принадлежали дом для бедных и сирот, основанный в 1897 г., и богадельня Петербургского евангелического работного дома. В Гатчине функционировали немецкий дом для бедных женщин, эстонская и финская кассы для бедных, немецкий и эстонский женские благотворительные союзы, касса взаимопомощи при несчастных случаях. В Стрельне за счет общины содержались больница для неизлечимых больных, касса для бедных, касса вспомоществования на случай смерти, школьная касса.

В 1908 г. было организовано «Санкт-Петербургское латышское евангелическо-лютеранское пристанище». Пристанище было создано по инициативе членов прихода евангелическо-лютеранской церкви Христа Спасителя и состояло под покровительством прихода этой церкви. В задачи пристанища входило предоставление пребывавшим в Санкт-Петербурге латышам дешевых помещений для жительства, поиск им работы, призрение пожилых и детей-сирот. Дела заведения продвигались столь успешно, что уже в 1912 г. оно было преобразовано в «Санкт-Петербургское латышское евангелическо-лютеранское общество "Пристанище"». К этому времени общество устраивало духовные чтения и беседы; распространяло среди местных лютеран книги религиозно-нравственного содержания; организовало богадельню, приют, ясли, мастерские, дешевые столовые, бюро для найма служащих, прислуги и рабочих; устраивало базары; содержало ночлежные дома и лавки, в которых продавались изделия, изготовленные в мастерских общества.

В 1886 г. член приходского совета церкви Св. Марии, что на Петроградской стороне, О. О. Буксгевден основал на средства лютеранского купечества Евангелический дом трудолюбия. Дом трудолюбия предлагал всем нуждающимся лицам евангелическо-лютеранского вероисповедания столярные, слесарные, картонажные, переплетные и обойные работы. Средства попечительного общества при доме трудолюбия составляли членские взносы, пожертвования, доходы от чтений лекций и концертов. Евангелический дом трудолюбия оказывал помощь всем нуждающимся, а не только петербуржцам. Среди приезжих тружеников было немало германских подданных, благодаря которым дом трудолюбия имел поддержку в лице Германского благотворительного общества. За все время существования этого дома он оказал помощь 6951 человеку, из которых 825 получили работу в различных учреждениях города. Комитет учредителей дома трудолюбия открыл в 1891 г. в Новосаратовке отделение для нетрудоспособных и престарелых лиц. Кроме того, в течение нескольких лет комитет дома содержал в Питкеярви на Карельском перешейке приют для больных, страдавших алкоголизмом.

Желание помочь людям привело лютеран столицы к организации в 1875 г. «Общества Евангелической миссии», позднее переименованного в «Евангелическое общество для религиозного и нравственного назидания протестантов Санкт-Петербурга». Общество стремилось привлечь в церковь тех лиц евангелического исповедания, которые утратили связи с общинами. Город был разделен на районы. В каждом из них действовал свой миссионер. Время от времени один из духовных членов Совета собирал у себя миссионеров для совещания по вопросам, с которыми, «возбуждая в миссионерах сомнения или недоумения», они встречались на практике. Миссионеры общества посещали больницы, места заключения, помогали бедным. Во время посещения больниц миссионеры читали больным Слово Божие, беседовали на религиозно-нравственные темы, раздавали книги и брошюры. В местах заключения они рассказывали арестантам о Священной Истории, обучали их пению церковных гимнов. Безработным миссионеры помогали найти работу, устраивали их детей в бесплатные школы. В некоторых случаях миссионер становился домашним другом бедных семейств, доказывая им на деле, что церковь и единоверцы не перестают заботиться о них. В конце XIX столетия специально для одиноких пожилых людей «Общество Евангелической миссии» Петербурга организовало дом призрения. В те же годы активистами общества были открыты приют для молодых людей и дом трудовой помощи «Брокенхауз», который создавал рабочие места в сфере сбора и переработки вторичного сырья. Наконец, в 1901 г. общество учредило «Морской дом», целью которого было предоставление приюта матросам, прибывавшим в Петербург со всего мира. В 1906 г. император Николай II передал в дар «Морскому дому» учебное судно «Моряк», на которое и перебазировался «Морской дом». Ежегодно из средств Государственного Казначейства «Морскому дому» выделялась финансовая поддержка в размере 2400 рублей.

Оказание медицинской помощи тем социальным группам, которые не в состоянии самостоятельно получить ее, являлось одним из наиболее важных направлений диаконического служения лютеранских общин Петербурга. В 1859 г. немецкая лютеранская община организовала евангелический госпиталь. Спустя 14 лет при участии всех евангелических церквей города для этого госпиталя было построено новое здание с церковью на 250 мест (Лиговский пр., 4). В 1861 г. в Санкт-Петербурге на средства лютеран была открыта евангелическая больница для неизлечимо больных (Б. Сампсониевский пр., 79). В 1896 г. было основано «Общество призрения неизлечимо больных мужского пола евангелического вероисповедания в Санкт-Петербурге». Общество предоставляло необходимую помощь хронически больным лютеранам-мужчинам. В 1880 г. на средства потомственного почетного гражданина Петербурга Ф. В. Вальца в городе был организован приют Св. Эммануила во имя Христа Спасителя для больных эпилепсией и умственно отсталых детей (Ярославский пр., 4) - первый подобный приют в России. В 1913 г. основано «Санкт-Петербургское евангелическо-лютеранское общество трезвости "Спасение"» для «противодействия чрезмерному употреблению охмеляющих напитков и связанному с этим разврату среди лиц евангелическо-лютеранского исповедания».

В конце XIX - начале XX в., благодаря усилиям лютеранских общин, в столице были созданы церковные учебные центры, которые занимались обучением добровольцев-волонтеров, пожелавших участвовать в социальных программах. Такими центрами были Общество диаконисс при евангелическом госпитале (основано в 1859 г. доктором медицины К. фон Майером) в Санкт-Петербурге и женская богадельня в Стрельне. При стрельнинской богадельне в 1907 г. организовалась «Община сестер милосердия», которая готовила сестер милосердия для ухода за больными, детьми и «вообще для деятельности на разных поприщах христианского милосердия как в самой богадельне, так и вне оной». После получения соответствующей подготовки диакониссы, «по благословении их пастором к предстоящей трудной деятельности», поступали на службу в петербургские благотворительные заведения и больницы. В 1910 г. диакониссы служили в лютеранских приходах церквей Св. Петра, Св. Анны, Св. Екатерины, в евангелическом госпитале, в Обществе религиозного и нравственного назидания протестантов, в евангелической мужской богадельне и в женской богадельне в Стрельне.

Лютеранские приходы Петербурга в годы Первой мировой войны. Антигерманские и антинемецкие настроения, порожденные началом Первой мировой войны, повлекли за собой первые репрессии против немцев-лютеран. В столице были закрыты все немецкие церковные благотворительные общества. Российские власти организовали массовую высылку немцев. И это несмотря на то что большинство из них были абсолютно лояльными по отношению к русскому царю, к России в целом. Так, уже в самом начале войны во всех лютеранских церквях Петербурга прошли богослужения «о ниспослании победы русскому оружию» и был произведен сбор средств в пользу евангелического полевого лазарета. Тем не менее в 1915 г. на волне борьбы с «немецким засильем» в официальных российских кругах возникли даже идеи закрытия Евангелическо-Лютеранской Генеральной Консистории. Хотя эти планы не были реализованы, все же в 1916 г. всем лютеранским консисториям и приходам было запрещено вести делопроизводство на немецком языке. «Особое совещание для рассмотрения вопросов по реорганизации евангелическо-лютеранских церковно-приходских установлений» при правительстве России постановило ввести в делопроизводство евангелическо-лютеранских духовных учреждений русский язык.

Лютеранство в Петрограде—Ленинграде

Первые годы советской власти. Тяжкие испытания, которые обрушились на религию в России сразу же после Октябрьской революции 1917 г., поначалу не затронули лютеранские церкви. В первые годы советской власти основные силы антирелигиозной кампании были направлены против русского православия как основного внутреннего политического оппонента режима. Российское же лютеранство рассматривалось новой властью как религиозное движение, связанное с европейским сообществом и тем самым способное повлиять на внешнеполитический статус советского режима. Однако геополитические и социальные процессы, вызванные революцией и Гражданской войной, внесли радикальные изменения в структуру Евангелическо-Лютеранской Церкви России. В январе 1919 г. на собрании ингерманландских приходов было выбрано их правление - «Финское отделение Консистории». На последнем, сентябрьском, заседании правление Консистории объявило Ингерманландскую Финскую Церковь самостоятельной, или независимой. После образования независимых Балтийских государств балтийские консисториальные округа отделились от Евангелическо-Лютеранской Церкви. Оставшаяся часть на Генеральном Синоде в Москве в 1924 г. (первом Синоде в истории Евангелическо-Лютеранской Церкви вообще) приняла новый устав. В уставе 1924 г. была предпринята попытка построить Церковь на основе общин, объединенных в пробства. Лютеранские общины обрели общую основу - Синод наряду с существующей Консисторией.

Библейские курсы. Одним из первых решений Синода стало создание собственного образовательного учреждения в Ленинграде. 15 сентября 1925 г. при церкви Св. Анны ее пастор и одновременно епископ Евангелическо-Лютеранской Церкви Артур Мальмгрен организовал евангелическо-лютеранские библейские курсы (семинар проповедников), которые должны были стать высшим учебным звеном в процессе подготовки пасторов в России. Тем самым Синод стремился компенсировать потерю для Российской Лютеранской Церкви теологического факультета Дерптского университета, оказавшегося теперь за границей. Учебный план ленинградских библейских курсов был составлен на основе программы теологического факультета Лейпцигского университета. Однако в конце 1920-х гг. под давлением властей курсы вынуждены были прекратить работу. Советская власть лишила Лютеранскую Церковь статуса юридического лица и вместе с этим возможности религиозного обучения детей и молодежи. Все учебные заведения при кирхах были закрыты, а их имущество объявлено собственностью государства.

Пастор Курт Мусс. В 1920-е гг. в Ленинграде прославился своей пасторской деятельностью Курт Александрович Мусс. Он являлся, по свидетельству бывших его прихожан, блестящим проповедником, энергичным организатором учебных занятий с молодежью и детских богослужений. После принятия закона от 8 апреля 1921 г., запрещавшего религиозное образование и воспитание несовершеннолетних, в церквях Ленинграда начались массовые аресты руководителей детских групп и, в первую очередь, пасторов, возглавлявших религиозно-просветительскую деятельность. В декабре 1929 г. Курт Мусс, его жена Елена Чернышева и несколько прихожан были арестованы по делу «кружков Закона Божьего при лютеранских церквях Ленинграда». В 1937 г. Курт Мусс был расстрелян.

Репрессии 1920—1940-х гг. Со второй половины 20-х гг., когда большевистская власть почувствовала возможность игнорировать международное общественное мнение, волна репрессий прокатилась и по лютеранским церквям. В 1928 г. в последний раз собрался Генеральный Синод Евангелическо-Лютеранской Церкви. Храмы закрывались, имущество изымалось, люди подвергались ссылке, расстрелу. Особенность этих репрессий заключалась в том, что они были направлены не только против лютеранства как такового, но и против народов, исповедовавших лютеранство. Первой приняла на себя удар тоталитарного режима Церковь Ингрии. В 1926—1928 гг. началось ее систематическое уничтожение. В 1928 г. в связи с началом коллективизации сельского хозяйства власти организовали насильственные высылки ингерманландских крестьян в Среднюю Азию, Сибирь и на Крайний Север. Весной 1935 г. было опубликовано распоряжение НКВД СССР «Об очистке двадцатидвухкилометровой пограничной полосы от кулацкого и антисоветского элемента». Первой акцией кампании стало выселение финнов с южного берега Финского залива - от эстонской границы до Ленинграда. В 1936 г. на основании этого же распоряжения финны выселялись с территории севернее Ленинграда и до границы с Финляндией. Многие лютеранские пасторы были брошены в тюрьмы и об их дальнейшей судьбе ничего не известно. В ходе этой акции власти физически ликвидировали Куйвозиевский финский национальный район - в 24 часа на восток насильственно были увезены более 22 тыс. человек. Всего с 1928 по 1935 г. более 60 тыс. ингерманландских крестьян были выселены со своих земель. В 1936 г. под предлогом укрепления советско-финляндской границы власти переселили в Вологодскую область еще около 10 тыс. ингерманландцев. В результате уже к 1938 г. в СССР были закрыты все приходы Церкви Ингрии. Советско-финляндская война 1939—1940 гг. нанесла еще один удар по Ингрии. В ходе этой войны войска НКВД провели очередную этническую чистку территории от ингерманландских финнов. Храмы, принадлежавшие Церкви Ингрии, были либо разрушены, либо перестроены под клубы и кинотеатры. Единственная в Ленинграде финская лютеранская церковь Св. Марии была закрыта в апреле 1938 г. Принадлежавшее ей здание передано Эрмитажу. Позднее в здании церкви разместился Ленинградский музей природы, который владел им до начала 1990-х гг.

Трагической участи не избежали и другие лютеранские приходы. В 1935 г. была закрыта церковь Св. Екатерины на Васильевском острове. На следующий год был закрыт немецкий приход Св. Михаила. Тогда же закрылась церковь Св. Анны, а ее здание переоборудовали под кинотеатр «Спартак». Шведская церковь Св. Екатерины была закрыта в 1936 г., а принадлежавшее ей здание передано спортивной школе.

Пастор Пауль Райхерт вошел в историю петербургского лютеранства как последний настоятель главного лютеранского храма северной столицы - церкви Св. Петра перед ее закрытием в 1938 г. Он стал настоятелем церкви в 1932 г. и прослужил на этой должности до ноября 1937 г. Несмотря на запреты властей, П. Райхерт продолжал учебные занятия с молодежью, вел благотворительную деятельность. Так, например, община снимала дачу в Стрельне, где летом проводили каникулы дети прихожан. 17 ноября 1937 г. пастор был арестован и в январе 1938 г. расстрелян. 24 декабря 1937 г. прихожане церкви Св. Петра, пришедшие на рождественское богослужение, оказались перед закрытыми дверьми храма. Лишь в августе 1938 г. власти официально известили общину о закрытии церкви. Пасторы общины были арестованы, изгнаны, расстреляны. Все ценности, внутреннее убранство и документы рассеялись между различными государственными организациями. Среди этих ценностей - алтарная картина Карла Брюллова, картина Ганса Хольбейна, лучший в Санкт-Петербурге орган, цветные витражи на окнах и дорогой церковный инвентарь. После войны здание Петрикирхе использовалось как склад, а в 1962 г. в нем был оборудован плавательный бассейн.

Возрождение Евангелическо-Лютеранской Церкви в России началось с середины 1950-х гг. После долгого перерыва первая лютеранская община российских немцев была зарегистрирована в Казахстане в 1955 г. В 1969 г. начали восстанавливаться приходы Церкви Ингрии. В Ленинграде первой из возрожденных лютеранских общин стала зарегистрированная в 1977 г. ингерманландская община в Пушкине. Сюда на богослужения приезжали из Ленинграда и лютеране-немцы, ставшие позднее ядром возродившейся петербургской общины Св. Петра.

В восстановлении лютеранских общин в Петербурге и в России в целом выдающаяся заслуга принадлежала епископу Евангелическо-Лютеранской Церкви Харальду Калниню. В 1980 г. на конференции Всемирной Лютеранской Федерации, проходившей в Таллине, Харальд Калнинь был введен в должность суперинтендента с правами епископа лютеранских общин СССР. С этого момента у лютеран Советского Союза снова появилась общецерковная должность. В 1988 г. собрание пробств дало согласие, чтобы пастор Харальд Калнинь возглавил Церковь в качестве епископа. В лютеранских общинах возникла надежда на восстановление Церкви во всей ее полноте. В 1993 г. здание храма Св. Петра на Невском проспекте, 22 было возвращено верующим. В 1993 г. здесь был открыт Центр русско-немецких встреч, целью которого является укрепление культурных связей России и Германии. В 1997 г. приходу Евангелическо-Лютеранской Церкви Роисси было передано здание храма Св. Екатерины на Васильевском острове. В сентябре 1998 г. состоялось официальное освящение Теологической семинарии Евангелическо-Лютеранской Церкви. Эта богословская школа была открыта в Новосаратовке в здании бывшей лютеранской церкви Св. Екатерины.

Как нас найти?

 

Евангелическо-Лютеранская община св.Петра и Анны

Санкт-Петербург

Невский проспект, 22-24

Община Св. Анны и Св. Петра

    

Телефон: +7 812 3120798

eMail: kontakt@petrikirche.ru






Оргкомитет по подготовке празднования 500-летия Реформации 

2017

 

 «При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 05.04.2016 № 68-рп и на основании конкурса, проведенного Национальным благотворительным фондом».