Уже к первой четверти 19 века число лютеран в регионе стало таким значительным, что потребовалась церковь. Самое раннее упоминание, связанное с лютеранской церковью, относится к 1826 году. Именно тогда Министерство внутренних дел Российской империи официально разрешило возведение кирхи и организацию сбора средств с этой целью. Строительство длилось около двух лет, и 3 января 1829 года кирха была освящена и открыта. Новость об этом появилась в одном из самых известных печатных органов того времени – «Московских ведомостях». 

Первая лютеранская церковь была деревянной и находилась недалеко от Иркутского острога – на пересечении улиц Селивановской (ныне переулок Гершевича) и Спасской (улица Сурикова). Позже Спасская улица была переименована в Спасо-Лютеранскую. 

А уже в 1864 году там был построен пасторат, то есть дом пастора. Однако эти здания не уцелели во время пожара 1879 года. Сгорел и весь церковный архив, поэтому исследователям очень сложно восстановить историю начального периода церкви.

Летопись Романова описывает это так: «26 июня в шесть часов вечера пожар распространился со стороны строящегося здания кафедрального собора. Это было ревущее море, извергающее из себя клубы чёрного дыма, скрывающие летящие головни огня, от которых вспыхнул пожар в квартале лютеранской церкви». 

 

 Важную роль в жизни общины играл  пастор. Наиболее известны три имени пасторов: Курц, Радке и Сиббуль. Последний – самый известный, он много сделал для развития лютеранской общины, но об этом чуть позже. Высочайшим повелением для пастора строился дом и выделялась казённая земля для хлебопашества. Помимо этого пастор получал казённое жалование. С 1858-го до 1877 года оно значительно увеличилось – с 300 до 1000 рублей, серьёзные по тем временам деньги. Уже по тому, что «должность» пастора так хорошо оплачивалась, можно сказать, что он был важной персоной. 

На содержание самой церкви с 1838 года ежегодно отпускалось из казны до 500 рублей. Конечно, этих денег не хватало, поэтому важную роль играли пожертвования прихожан. Они в 1859 году организовали Иркутский комитет вспомогательной кассы лютеран, собирали деньги на решение насущных проблем. Совет при церкви из числа прихожан занимался вопросами организационного характера.

Цифры и даты

Численные характеристики общины сохранились в памятных книжках Иркутской губернии второй половины 19 века. В 1861 году, по этим данным, в Иркутске проживало 90 лютеран, а уже в 1863-м однодневная перепись зафиксировала 145 человек: 101 мужчину и 44 женщины при общем населении города в 28 009 человек. Через десять лет община выросла до 293 человек, но число женщин почти не изменилось – их было 45: ссылали в основном мужчин, да и к путешествиям они более склонны. Однако после пожара 1879 года в губернии осталось всего 129 лютеран. Любопытно, что в городскую оценку не вошли римско-католическая и лютеранская церкви. А это значит, что они должны были восстанавливаться за счёт прихожан. Известно, что лютеране собрали 10 тысяч 159 рублей 89 копеек на строительство новой церкви, это говорит о том, что многие из лютеран были далеко не бедными людьми. Она была построена инженером-архитектором Генрихом Розеном, который проектировал также здание ВСОРГО и кафедральный собор на Тихвинской площади. По разным данным, строительство закончилось в 1884 и было освящено 1885 году.

В 1873 году пастором был  Курц, в 1876-м –  Радке, а вот с 1902 года появляется первое упоминание о пасторе Сиббуле, который был дивизионным проповедником в Восточной Сибири, его приход включал и Якутию, и Забайкальский край. Ежегодно пастор объезжал свои общины, путешествуя по суровому краю. 

Начало двадцатого столетия для лютеранской церкви – период её активного участия в общественной жизни города. В 1903 году в Иркутске учреждено Сибирское отделение евангелического библейского общества. Директором был Эссен, а секретарём – всё тот же пастор Сиббуль. Через три года при церкви была организована трёхклассная школа, которая готовила воспитанников для поступления в среднюю. В 1910 году сам пастор Сиббуль открыл лютеранскую школу при кирхе. Период процветания церкви заканчивается с началом первой мировой войны. В некоторых источниках говорится, что кирха была закрыта в 1919 году, но есть данные, что ещё 25 декабря 1919 года в ней проводилась рождественская служба для союзных частей. В книге епископа Томаса Майера, который в 1925 году был Иркутске во время поездки по Сибири, сказано, что церковь ещё работала. Вот что он писал: «В первый день нашего пребывания мы навестили членов церковного совета и прогуливались по городу. В следующее воскресенье мы отпраздновали вместе с общиной церковный праздник. Небольшая, но очень красивая кирпичная церковь расположена среди тенистых деревьев на главной улице. Во время гражданской войны в церковь попало 14 снарядов, она была повреждена, но община её уже давно отремонтировала. Церковь и с внешей, и с внутренней стороны удивительно чистая и в полном порядке. Такое в это время я видел очень редко. Хотя когда-то большая община значительно сократилась, на богослужение пришли свыше ста прихожан. После богослужения я провёл святое крещение ребёнка одной датской семьи. Иркутская община производит исключительно хорошее впечатление, её члены в большинстве своём с образованием, по национальности они наполовину немцы, наполовину датчане». 

После 1930-х кирха была занята под общежитие пединститута, а церковная библиотека, находившаяся в двух больших шкафах на хорах, по распоряжению директора института была свезена в утиль. Судьба органа, установленного в 1909 году, остаётся неизвестной.  

В послевоенный период здание окончательно пришло в упадок. В летописях есть фото улицы Карла Маркса до того момента, как она была заасфальтирована в 1947 году. По левому краю деревянной брусчатки на фотографии можно увидеть и полуразрушенное здание кирхи. На ней уже не было креста, но ещё сохранился колокол. В постановлении исполкома горсовета от 1950 года указывается о решении отвести земельный участок под строительство памятника Ленину в Кировском районе, в квартале 71 на территории усадеб №№ 20 и 22 по улице Карла Маркса и усадьбы №2 по Хасановскому переулку. Последним постановлением по поводу церкви было решение от февраля 1952 года полностью освободить место под строительство памятника Ленину. Он появился уже в сентябре того же года. 

 

Лютеранская община была не самой многочисленной в Иркутске – менее 1% населения, но её члены внесли значительный вклад в развитие города. Это были люди, стоящие у власти, такие как губернаторы и генерал-губернаторы, например, Лоренц Ланге и Карл фон Фрауендорф. Кроме того, в Сибирь приезжали инженеры, архитекторы, строители, техники, учителя, врачи лютеранского вероисповедания», –  рассказала Лариса Савельева.

Карла фон Фрауендорфа стоит благодарить хотя бы за то, что, уезжая из Эстляндии, он захватил с собой пару мешков картофеля, а по прибытии в Иркутск раздал его горожанам. Отсюда корнеплод распространился по всей губернии, а потом и дальше – до Якутии и Забайкалья, пишет «Вестник ИрГСХА». Один из сельхозумельцев даже вывел картошку из семян, таким образом, это, возможно, была первая селекция картофеля не только в Иркутске, но и в России. 

Следующий известный персонаж – генерал-губернатор Иван Варфаламеевич Якоби, при котором в Иркутске были построены новые здания, больницы и не только. 

– Предместья Рабочее не существовало до 1790 года, когда городской голова Михаил Сибиряков предложил губернатору Якоби открыть здесь работный дом, который обеспечивал рабочими местами более 200 человек. В работный дом определили людей, бродяжничавших по Сибири. До этого они представляли довольно большую неприятность для горожан и жителей окрестных сёл. При них кормились ссыльные, которые не могли себя обеспечивать в силу физической немощи. 

 Все мы знаем о жёнах декабристов, которые поехали в Сибирь. Но супруги с детьми и скарбом отправлялись в ссылку вслед за мужьями и раньше. Они стали селиться вокруг работного дома, постепенно образовалась Ремесленная слобода, которая сейчас называется предместьем Рабочее.

В 1787 году была открыта иркутская городская Дума. При Якоби в Тальцах была основана стекольная фабрика, а основал её Лаксман, тоже лютеранин. В то время, когда в Иркутске ещё не был никакой метеостанции, Эрик Лаксман на своём заводе изготавливал термометры и барометры отличного качества. А организатором и руководителем первой иркутской метеостанции был лютеранин Эдуард Штеллинг.

Ещё один лютеранин, Иван Богданович (Йоханн Готфрид) Цейдлер, был гражданским губернатором в 1821–1835 годах, как раз в это время появилась первая деревянная кирха. Человек добрый, по свидетельству Марии Волконской, он тотчас приехал к ней, чтобы приветствовать, когда она прибыла в Иркутск. Цейдлер тоже занимался развитием сельского хозяйства: популяризировал так называемый гималайский хлеб – высокогорную зерновую культуру, которую выращивали по берегам Лены, а кроме того завёз из Подмосковья стадо овец-мериносов. Михаил Юрьевич Лермонтов был товарищем его сына в юнкерской школе, вместе они служили потом в Лейб-гвардии Гродненском полку. Михаил Цейдлер похоронен в городе Вильно, на православном кладбище – его жена была русской. 

В России лютеранство существовало почти на тех же правах, что и православие, и представителям этих конфессий разрешалось вступать в смешанные браки, но дети воспитывались в православной вере, поэтому не все потомки сумели сохранить лютеранское вероисповедание. Но лютеранские ценности – трудолюбие, ответственность, верность данному слову и любовь к образованию – передавались из поколения в поколение. Много сделали для развития края медик, ботаник Юлий Иванович Штубендорф, который в Иркутске заведовал Александринским детским приютом и был в числе основателей ВСОРГО, а также Август Карлович Томсон, подаривший городу прекрасный сад, и другие.  





Оргкомитет по подготовке празднования 500-летия Реформации 

2017

 

 «При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 05.04.2016 № 68-рп и на основании конкурса, проведенного Национальным благотворительным фондом».