Самое главное и, по сути, единственное, что требует от нас Бог, это то, чтобы мы чтили Его как Бога: чтобы все свое упование возложили только на Него, чтобы мы целиком и полностью в жизни и смерти, во времени и в вечности доверились Ему.

Грех человека состоит как раз в том, что он на такое не способен, что он больше думает о себе, чем о Боге, что его сердце не принадлежит целиком и полностью Господу. Грех - это не отдельные поступки, а отдаленность человека от Бога, в обращенности человека к себе самому.

В большинстве религий, и во многих христианских Церквях учат, что человек сам должен в той или иной мере стать угодным Богу, должен работать над собой, что грех должен быть преодолен внутренними силами человека. Из-за таких призывов человек снова и снова обращается к самому себе. Спасение становится его делом. Он уповает, по крайней мере, отчасти на себя самого. И поэтому он не может все свое упование возложить целиком и полностью на Бога. Таким образом, чем благочестивее и религиознее человек, тем больше он полагается на свои собственные силы, и тем дальше он от Бога. Это замкнутый круг. В этом трагедия человеческого греха: даже если человек своими усилиями, действительно, становится лучше, он все равно, тем самым, отдаляется от Бога. И эта трагедия неизбежна, потому что человек так устроен. Все вокруг учит нас, что, если мы хотим чего-то достичь, к этому нужно приложить усилия, нужно что-то изменить в себе. В лютеранском учении это называется законом. Исполняя закон внешне, человек может выглядеть очень праведным, но так как эта праведность достигается за счет усилий самого человека, то она уводит его от Бога, и потому такая праведность это порождение греха.

Выход из этого замкнутого круга дал нам Сам Бог в Иисусе Христе: через Его смерть и Воскресение Бог простил нас, принял нас. Принял без всяких условий, раз и навсегда. Рассказ об этом называется Евангелием. Евангелие полностью переворачивает привычное мировоззрение . Если человек постигает Евангелие, то он уже больше не должен что-то делать для своего спасения. Он просто понимает, что уже спасен. Спасен без всяких заслуг. Своим спасением он обязан только Самому Богу. Свое спасение и все самое лучшее и самое великое человек теперь видит не в себе, а только в Боге. Это и есть вера: взгляд вне себя, взгляд на Христа, отказ от того, чтобы самому спасать себя, - полное доверие Богу. Верующий оказывается праведным именно тогда, когда отказывается от достижения своей праведности и принимает то, что он, такой какой он есть, праведный или неправедный - принят Богом. Словно бы без оглядки бросается человек в раскрытые объятия Бога, уже не думая о себе. Это праведность Евангелия, праведность веры. Праведность, основанная не на собственных достижениях и поступках, а только на прощении Бога. Верующий не спрашивает себя: «А достаточно ли я сделал для своего спасения, искренне ли я покаялся в грехах, твердо ли я верю?». Верующий думает только о Христе, о том, что сделал Он.

Верить - значит понимать, что ничто из того, что внутри меня не может стать причиной моего спасения.

Верить значит: среди всех сомнений и искушений смотреть вне себя, - на распятого Христа и только на Него.

Это и есть исполнение того, что требует Бог: целиком и полностью уповать на Него, быть сосредоточенным только на Нем, только в Нем, а не в себе самом искать спасения. Поэтому только вера (а не дела, не работа над собой) спасительна. Вернее: не сама вера, а то, во что мы верим - Бог, как Он открылся нам в жизни, смерти и воскресении Иисуса Христа.

Вокруг этого центрального утверждения (исповедания), этой радикальной сосредоточенности на Иисусе Христе и формируется все остальное вероучение лютеранской Церкви, при этом оно сохраняет большинство традиционных догм христианства.

 

Что такое Реформация?

Реформа́ция (лат. reformatio — исправление, превращение, преобразование, реформирование) — широкое религиозное и общественно-политическое движение в Западной и Центральной Европе XVI — начала XVII века, направленное на реформирование католического христианства в соответствии с Библией.

Её началом принято считать выступление доктора богословия Виттенбергского университета Мартина Лютера: 31 октября 1517 года он, по легенде, прибил к дверям виттенбергской Замковой церкви свои «95 тезисов», в которых выступал против существующих злоупотреблений католической церкви, в частности против продажи индульгенций. Концом Реформации историки считают подписание Вестфальского мира в 1648 году, по итогам которого религиозный фактор перестал играть существенную роль в европейской политике.

Основной причиной Реформации явилась борьба между представителями зарождавшегося капиталистического способа производства и защитниками господствовавшего в то время феодального строя, охраной идеологических догм которого занималась католическая церковь. Интересы и чаяния зарождавшегося класса буржуазии и так или иначе поддержавших его идеологию народных масс нашли проявление в основании протестантских церквей, призывавших к скромности, экономии, накоплению и опоре на себя, а также в формировании национальных государств, в которых церковь не играла главную роль.

Протестантизм получил распространение во всей Европе в вероучениях последователей Лютера: (лютеранство), Жана Кальвина (кальвинизм), «цвиккауских пророков» (анабаптизм), Ульриха Цвингли (цвинглианство), а также возникшего особым путём англиканства.

 

На протяжении всего Средневековья церковь играла значительную роль в жизни общества, идеально вписываясь в господствующий на Западе феодальный строй. Церковная иерархия была полным отражением иерархии светской: подобно тому, как в светском феодальном обществе выстроились разные категории сеньоров и вассалов — от короля (верховного сеньора) до рыцаря, так и члены клира градуировались по феодальным степеням от папы (верховного первосвященника) до приходского кюре. Являясь крупным феодалом, церковь в разных государствах Западной Европы владела до 1/3 количества всей обрабатываемой земли, на которой использовала труд крепостных, применяя те же методы и приёмы, что и светские феодалы. Используя таким образом готовые формы феодального общества, получая от них бесчисленные плоды, церковная иерархия одновременно формировала идеологию феодального общества, ставя своей задачей обоснование закономерности, справедливости и «богоугодности» этого общества. Монархи Европы в свою очередь шли на любые затраты, дабы получить от клириков церковную санкцию на свою власть.

Феодальная католическая церковь, бывшая идейной санкцией средневекового общества, могла существовать и процветать до тех пор, пока господствовала её материальная основа — феодальный строй. Но уже в XIV—XV веках сначала в Средней Италии и Фландрии, а с конца XV века и повсюду в Европе началось формирование нового социального класса, постепенно захватывавшего в свои руки экономику, а затем устремившегося и к политической гегемонии, — класса буржуазии. Новому классу, претендующему на господство, нужна была и новая идеология. Собственно, она не была такой уж и новой: буржуазия не собиралась отказываться от христианства, но ей было нужно вовсе не то христианство, которое обслуживало старый мир; новая религия должна была отличаться от католицизма в первую очередь простотой и дешевизной: меркантильной буржуазии деньги были нужны не для того чтобы строить величавые соборы и проводить пышные церковные службы, а для того, чтобы вкладывая их в производство, создавать и приумножать свои разрастающиеся предприятия. И в соответствии с этим становилась не только ненужной, но и просто вредной вся дорогостоящая организация церкви с её папой, кардиналами, епископами, монастырями и церковным землевладением. В тех государствах, где сложилась сильная королевская власть, идущая навстречу национальной буржуазии (например, в Англии или Франции), католическая церковь особыми декретами была ограничена в своих претензиях и этим на время спасена от гибели. В Германии, к примеру, где центральная власть была призрачной и папская курия получила возможность хозяйничать, как в своей вотчине, католическая церковь с её бесконечными поборами и вымогательствами вызывала всеобщую ненависть, а непристойное поведение первосвященников многократно эту ненависть усиливало.

Помимо экономических условий, предпосылкой Реформации послужили гуманизм и изменившаяся интеллектуальная среда в Европе. Дух свободной критики эпохи Возрождения позволил по-новому взглянуть на все явления культуры, в том числе и на религию. Акцент эпохи Возрождения на индивидуальность и личную ответственность помог критически взглянуть на церковную структуру, осуществив своего рода ревизионизм, а мода на древние рукописи и первоисточники обратила внимание людей на несоответствие раннего христианства и современной церкви. Люди с пробуждённым рассудком и мирским мировоззрением становились критически настроенными к религиозной жизни их времени в лице католической церкви.

 

Предтечи Реформации

Экономическое давление, умноженное на ущемление национальных интересов, вызвало ещё в XIV веке протест против авиньонских пап в Англии. Выразителем недовольства масс тогда стал Джон Виклиф, профессор Оксфордского университета, провозгласивший необходимость уничтожения всей папской системы и секуляризации монастырско-церковной земли. Виклиф с отвращением относился к «пленению» и расколу и после 1379 года начал выступать против догматизма римской церкви с революционными идеями. В 1379 году он посягнул на авторитет папы римского, выразив в своих сочинениях идею о том, что Христос, а не папа римский, является главой церкви. Он утверждал, что Библия, а не церковь, является единственным авторитетом верующего и что церковь должна строиться по образу Нового Завета. Чтобы подкрепить свои взгляды, Виклиф сделал Библию доступной людям на их родном языке. К 1382 году был закончен первый полный перевод Нового Завета на английский язык. Николай Герфордский закончил перевод большей части Ветхого Завета на английский язык в 1384 году. Таким образом, впервые англичане имели полный текст Библии на своём родном языке. Виклиф пошёл ещё дальше и в 1382 году выступил против догмата о пресуществлении, хотя римская церковь полагала, что сущность элементов изменяется при неизменной внешней форме. Виклиф утверждал, что вещество элементов остаётся неизменным, что Христос является духовно присутствующим во время этого таинства и ощущается верой. Принять взгляд Виклифа значило признать, что священник не в состоянии влиять на спасение человека путём запрета ему принимать тело и кровь Христа при евхаристии. И хотя взгляды Виклифа были осуждены в Лондоне и в Риме, его учение о равенстве в церкви было применено к экономической жизни крестьянами и способствовало крестьянскому восстанию 1381 года. Студенты из Чехии, обучавшиеся в Англии, принесли его учение к себе на родину, где оно стало почвой для идей Яна Гуса.

Чехия в это время переживала засилье немецкого духовенства, стремившегося приобрести участки на Куттенберских рудниках. Ян Гус, пастор Вифлеемской часовни, обучавшийся в Пражском университете и примерно в 1409 году ставший его ректором, читал сочинения Виклифа и усвоил его идеи. Проповеди Гуса пришлись на время подъёма чешского национального сознания, выступившего против власти Священной Римской империи в Чехии. Гус предлагал реформу церкви в Чехии, сходную с той, которую провозглашал Виклиф. Стремясь пресечь народное недовольство, император Сигизмунд I и папа римский Мартин V инициировали церковный собор в Констанце, на котором Ян Гус и его сподвижник Иероним Пражский были провозглашены еретиками и сожжены на костре. Еретиком провозглашался и Джон Виклиф.

 

Лютер на Вормсском рейхстаге

В Германии, которая к началу XVI века всё ещё оставалась политически раздробленным государством, недовольство церковью разделяли практически все сословия: крестьян разоряла церковная десятина и посмертные поборы, продукция ремесленников не могла конкурировать с продукцией монастырей, которая не облагалась налогом, церковь расширяла свои земельные владения в городах, угрожая превратить горожан в пожизненных должников. Всё это, а также огромные суммы денег, которые Ватикан вывозил из Германии, и моральное разложение духовенства, послужило поводом к выступлению Мартина Лютера, который сформулировал свои «95 тезисов» и 31 октября 1517 года отправил их письмом к архиепископу Майнцскому (по легенде: прибил к дверям виттенбергской Замковой церкви). В них доктор богословия выступал против продажи индульгенций и власти Папы над отпущением грехов. В проповедуемом им учении он провозглашал, что церковь и духовенство не являются посредником между человеком и Богом. Он объявил ложными претензии папской церкви на то, что она может давать людям посредством таинств «отпущение грехов» и «спасение души» в силу особых полномочий от Бога, которыми она якобы наделена. Основное положение, выдвинутое Лютером, гласило, что человек достигает «спасения души» (или «оправдания») не через церковь и её обряды, а при помощи веры, даруемой ему непосредственно Богом.

Также Лютер опроверг авторитет Священного Предания, то есть постановлений церкви и папские декреты, отводя роль единственного источника религиозной истины Священному Писанию.

Папство первоначально не выказало особой озабоченности его выступлением. Столкновения между различными монашескими орденами были не редкостью, так что и в этот раз произошедшее показалось папе «монашеской сварой». Однако Лютер, заручившись поддержкой Фридриха, курфюрста Саксонского, не уступал присылаемым папским эмиссарам, в то же время обязуясь не распространять свои идеи при условии, что молчание будут хранить и его противники. Однако события на Лейпцигском диспуте заставили его прервать молчание. Выразив поддержку Яну Гусу и недоверие церковному собору, осудившему его, Лютер обрёк себя на проклятие и разрыв отношений с церковью. Следующим шагом было то, на что до этого практически никто не решался: 10 декабря 1520 года при огромном скоплении народа Лютер сжёг папскую буллу, где осуждались его взгляды. Здесь в дело вмешалась светская власть. Вновь избранный император Священной Римской империи Карл V вызвал Лютера на имперский сейм в Вормсе с целью убедить его отказаться от своих взглядов — подобно тому, как сто лет назад подобную попытку предпринял Император Сигизмунд в отношении Гуса. Лютеру дали два дня, чтобы дать ответ на вопрос о том, готов ли он отречься. В конце второго дня Лютер, стоя перед императором, окружённым верховными светскими и духовными правителями Германии, ответил: «На том стою. Не могу иначе. Да поможет мне Бог». Пути назад больше не было. Согласно Вормсскому эдикту Лютер был поставлен вне закона на территории Священной Римской империи.

Второй этап Реформации

После Вормсского эдикта начались первые репрессии против сторонников Лютера. Так, папский легат Джироламо Алеандер, который и способствовал принятию императором этого решения, после сейма направился в Нидерланды, где по его наущению были сожжены два монаха, которые стали первыми мучениками Реформации. Фридрих Мудрый решил не оставлять своего профессора без защиты. Для этого Лютер по пути из Вормса был похищен группой людей курфюрста, причём сам Фридрих не знал, где находится Лютер, дабы не лгать, если император Карл V его спросит об этом. Лютер был помещён в отдалённый замок Вартбург, где о его нахождении знал только секретарь курфюрста Георг Спалатин. В Вартбурге Лютер занялся переводом сперва Нового Завета, а затем и всей Библии на немецкий язык.

Вместе с этим в Германии выступление Лютера на Вормсском рейхстаге всколыхнуло широкие народные массы, которые исходя из своих сословных интересов по-разному трактовали учение Лютера.

В отсутствие Мартина в Виттенберге развернулось бюргерское движение, во главе которого стали Андреас Карлштадт и Габриэль Цвиллинг. Участники этого движения требовали немедленных радикальных преобразований, в частности осуждали католические мессы, одобряли ликвидацию монашеских обетов и выход монахов из монастырей, часто при этом выражая своё недовольство в форме погромов католических храмов. В противовес «телесному мятежу» Цвиллинга и Карлштадта Лютер предложил идею «духовного мятежа» (мирного пути Реформации), которая не получила широкой поддержки среди населения.

На протяжении этого времени у Лютера были веские основания надеяться на воплощение своей идеи «духовного мятежа»: имперское правление вопреки папской булле 1520 г. и Вормсскому эдикту 1521 г. не запрещало реформаторские «новшества» окончательно и бесповоротно, перенося окончательное решение на будущий рейхстаг или церковный собор. Созываемые рейхстаги откладывали рассмотрение дела к созыву церковного собора, лишь запрещая Лютеру печатать новые книги.

Однако вслед за движением радикальной бюргерской группировки, сопровождающейся стихийными выступлениями народных масс, в стране произошло выступление имперского рыцарства. В 1523 году часть рыцарей во главе с Ульрихом фон Гуттеном и Францем фон Зиккингеном, недовольных своим положением в империи, подняло восстание, провозгласив себя продолжателями дела Реформации. Задачи поднятого Реформацией движения Гуттен видел в том, чтобы подготовить весь немецкий народ к такой войне, которая приведёт к возвышению рыцарства и превращению его в господствующую политическую силу в освобождённой от римского засилья империи. Очень быстро рыцарское восстание было подавлено, но оно показало, что стремления Лютера прийти к Реформации мирным путём уже не осуществятся. Доказательством этого стала разгоревшаяся вскоре Крестьянская война во главе с Томасом Мюнцером.

 

Крестьянская война Томаса Мюнцера

Крестьянская война стала следствием толкования крестьянскими массами идей Реформации как призыва к социальным преобразованиям. Во многом этим настроениям способствовало учение Томаса Мюнцера, который в своих проповедях призывал к мятежу, социально-политическому перевороту. Однако неспособность крестьянских масс и бюргерства сплотиться в совместной борьбе привела к поражению в войне.

Сразу по окончании Крестьянской войны 1524-1526 года на рейхстаге в Шпейере действие Вормсского эдикта по требованию германских князей было приостановлено. Через три года Второй Шпейерский рейхстаг подтвердил Вормсский эдикт, что вызвало протест шести германских князей и четырнадцати имперских городов. По названию документа, составленного протестующими, — Шпейерской протестации — сторонники Реформации стали именоваться протестантами.

В 1527 году Лютером были предприняты визитации в приходы, которые теперь считались евангелическими. Результат был удручающим: реформатора поразило глубокое невежество не только прихожан, но и руководителей приходов. В результате Лютер написал две книги — Малый Катехизис, предназначенный для мирян, и Большой Катехизис Мартина Лютера, предназначенный для пасторов. В них Лютер дал своё толкование Десяти заповедям, молитве Отче наш, Символу веры, изложил, в чём смысл и как происходят таинства крещения и причастия.

В 1529 году Филиппом Гессенским была предпринята попытка объединить усилия сторонников Лютера и Цвингли в ходе совместного диспута. Однако в итоге участники Марбургского диспута не смогли договориться по одному пункту из шестнадцати. Этот пункт касался реального присутствия Плоти и Крови Христа в евхаристии. В результате Лютер отказался признать в Цвингли единоверца.

 

Аугсбургский рейхстаг

На следующем рейхстаге в Аугсбурге противодействующие стороны сделали попытку договориться. Лютеру было запрещено участвовать в имперском собрании, в результате он направил делегатом на сейм своего друга и единомышленника Филиппа Меланхтона, который представил там документ, впоследствии названный Аугсбургским исповеданием. Сторонники католицизма выдвинули свои аргументы против текста, которые были озвучены, однако письменный текст сторонникам Реформации не был предоставлен. Но последние успели записать аргументы оппонентов со слуха. В качестве ответа Меланхтоном под руководством Лютера был написан более объёмный текст — Апология Аугсбургского исповедания. Это были первые документы, в которых было более-менее последовательно изложено догматическое учение нового религиозного движения. В ходе рейхстага вероисповедальные тексты были составлены и сторонниками Цвингли, получившие название Тетраполитанское исповедание. После Аугсбургского рейхстага протестантскими князьями начал формироваться оборонительный Шмалькальденский союз, вдохновителем создания которого явился Филипп, ландграф Гессенский.

 

Реформация после смерти Лютера

Сразу же после смерти Лютера протестантов Германии ждало суровое испытание. Одержав ряд побед над турками и французами, император Карл V решил заняться внутренними делами. Заключив союз с папой и Вильгельмом Баварским, он направил свои войска на земли князей-участников Шмалькальденского союза. В результате последовавшей за этим Шмалькальденской войны войска протестантов были разгромлены, в 1547 году войсками императора был захвачен Виттенберг, который уже почти 30 лет являлся неофициальной столицей протестантского мира (могила Лютера по приказу императора не была подвергнута разграблению), а курфюрст Саксонский Иоганн-Фридрих и ландграф Филипп оказались в тюрьме. В итоге на рейхстаге в Аугсбурге 15 мая 1548 года был объявлен интерим — соглашение между католиками и протестантами, согласно которому протестанты были вынуждены пойти на значительные уступки. Однако воплотить план Карлу не удалось: протестантизм успел пустить на немецкой земле глубокие корни и давно уже являлся религией не только князей и купцов, но и крестьян и рудокопов, в результате чего проведение интерима встречало упорное сопротивление. Тогда по инициативе Морица группой умеренных протестантских теологов во главе с Меланхтоном был выработан более приемлемый для лютеран текст интерима, однако и он вызвал негативную реакцию со стороны непримиримых сторонников Реформации, получивших название гнесиолютеран. Конфликт между ними и сторонниками Меланхтона продолжался почти 30 лет. В 1552 году протестантский Шмалькальденский союз вместе с французским королём Генрихом II начал против императора вторую войну, закончившуюся их победой. После второй Шмалькальденской войны протестантские и католические князья заключили с императором Аугсбургский религиозный мир (1555 г.), который установил гарантии свободы вероисповедания для имперских сословий (курфюрстов, светских и духовных князей, свободных городов и имперских рыцарей). Но несмотря на требования лютеран Аугсбургский мир не предоставил права выбора религии подданным имперских князей и рыцарей. Подразумевалось, что каждый правитель сам определяет вероисповедание в своих владениях. Позднее это положение трансформировалось в принцип cujus regio, ejus religio. Уступкой католиков в отношении конфессии подданных стала фиксация в тексте соглашения права на эмиграцию для жителей княжеств, не пожелавших принять религию своего правителя, причём им гарантировалась неприкосновенность личности и имущества.

Однако разрешение политических споров не положило конец спорам догматическим. После смерти Лютера его ближайший помощник Меланхтон не смог сохранить единство лютеран. Он постоянно пытался найти компромисс — то с католиками, то с реформатами, что вызывало неудовольствие гнесиолютеран. В результате лютеранские богословы почти на 30 лет оказались вовлечёнными в ожесточённые теологические споры. Не обошлось даже без казней несогласных, что, однако, вызвало всеобщее возмущение. Помимо прочего, подобные споры не способствовали сплочённости лютеран перед лицом внешнего противника, поэтому в дело вмешались правители немецких земель. В 1576 году по инициативе курфюрста Августа Саксонского в Торгау состоялось обсуждение предварительных материалов, составленных Якобом Андреэ и Мартином Хемницем, был составлен документ «Torgisches Buch», разосланный различным земельным церквям для ознакомления с их мнением. К 1580 году работа была практически закончена, итоговый документ получил название Формулы Согласия. С выработкой Формулы Согласия и созданием корпуса Книги Согласия основные теологические споры внутри Евангелической Церкви были завершены.




Оргкомитет по подготовке празднования 500-летия Реформации 

2017

 

 «При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 05.04.2016 № 68-рп и на основании конкурса, проведенного Национальным благотворительным фондом».